1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Константин Прохоров


Стихи праздных лет


версия для печати
комментарии

* * *

Жизнь не расставила, лишь растравила,
И прикормила - взяла в оборот,
Но золотого молчанья лавина
Скоро ли скроет речей серебро,
Скорбно подсчитывать я отучаюсь.
И без дурацких снобистских причуд
Снова меня распирает от счастья,
И распиарить его не хочу.
Выпало сверху по сладкой блесне нам,
Вот и сверкает вокруг фейерверк.
Вряд ли бывают приметы яснее,
Это не снег серебрится, а век.



Осенняя коллекция.

1.
Все почти как в Европе (ну, да - ну, с натягом)
Нас прижучить легко за чужой copyright.
Ты сама признаёшь, что московский октябрь
Повторял в этот год бергамасский февраль.

ЛЭП торчит над туманом десятком прищепок.
Оттолкнусь от домов я шестом скоростей
На ночное шоссе за кольцо освещенья,
Приучаясь за собственным светом лететь.

Горизонт обнажит золоченую фиксу,
Как погано под утро ему натощак,
Но, похоже, горстями осиновых чипсов
Всех сегодня подлесок начнет угощать.

Чтоб в осенний словарь не уйти с потрохами,
(кому поздние росы, а мне - конденсат)
Я себя оборву, раз на длинном дыханьи,
Сколько хочешь об осени можно писать.


2.
Иногда воздается за хит.
Я центрую все новые грани,
И порывы второго дыханья
Остаются процентами в воздухе.
Депрессивных не помню трясин,
Утрясаю что есть - к черту праздность.
И все складывается прекрасно -


исчезает полосками в тетрисе .


3.
Чтоб исполнение желаний
Собрать, как гвоздики магнитом,
Пока не обтянули тканью
Мое разбитое корыто,

Давай, со скоростью коктейля
Спокойно медленно обсудим,
Что избалованный кобель я,
Но верный поводырь в абсурде.

Без слов узнаю - на сверхзвуке
Барьер прошедшее влеченье
Моей не ссучившейся суки,
Так что ж мы хрумкаем печеньем -

Давай, ко мне - в дыру в законе,
Закончив дурь с правами Veto,
Пока хозяин не загонит,
Не втопит скорость того света.


4.
Здесь отличный бильярд, но снежки на зеленом -
только б время убить, а на штурм крепостей
не годятся, и разве сухарик соленый
вкус разбитой губы из двоичных систем
мне напомнит, разделит на черное с белым,
на класс "А" и класс "Б", и на нас и не нас.
Здесь играет в бильярд, оттопырив от тела
часть талантов своих, городской педераст.
"Здравствуй, зёма" - и вспомню заданий домашних
блиц-обзор, и на конкурсах школьных призы,
как на зимних каникулах задницы наши
обрабатывал горки синюшный язык.
Первый снег за окном даже комом не выйдет,
легок - не удавить в треугольной петле,
здесь пивко и бильярд, и ни кто не в обиде
на десятки по правилам скомканных лет.


5.

В твои золотые под сорок
Откуда возьмется гуру.
Зернистый асфальт, как подсолнух -
У парка троллейбусный круг,

А россыпь листвы - лепестками,
И белка здесь без колеса
Гуляет, конфетки таскает,
Все вкусное понадкусав.

К полуночи спелых хохлушек
Здесь лучший в Москве урожай.
Конечно, телушка - полушка,
Да, чувства созревшего жаль.

Ты ж - мастер ходить там, где узко,
Где тонко не рвать, и - везде
Заботы, как семечки лузгать,
Как будто расселся без дел.



* * *

О разбитом ли корыте
Свыклась ты искать слова,
Из разрозненных событий
Полный puzzle стыковать.

Ты умеешь вместо боя,
Когда наших наши бьют,
Скрыть своею наготою
Подноготную мою.

И тебе на откуп дали
Место не без черных дыр -
Быть единственной деталью,
Чтоб сходился полный мир.

Вот и все, ты зря боялась,
В новом деле осмотрись,
Только кромка воспалялась,
По которой мы срослись.
***

В игольное ушко проходит верблюд,
А нужно, обратно его проведут,
Но красною нитью скользит за иглой
Народная сказка сквозь мир деловой.
Верблюжью лазейку и смерть на конце
Дурак разведет, не меняясь в лице.


Я буду не занят, спокоен, богат,
Поедем вдвоем в ресторан на Арбат,
И будет вечернее счастье в деньгах,
Не будем пить чай и кончать впопыхах.
Чужие проблемы на дубе в ларце,
Чужие верблюды в железном кольце.


* * *

Старый перпетум сто раз перепет.
Не повторяй: ни любовь, ни любовник.
Я подрифмую другой трафарет,
Краской фактурной пустоты заполню.

Похоть достойные всходы дала,
Опыт не срубишь, а буйную нежность
Не переломишь, и в жизненный план
Не упакуешь, никак не удержишь.

Может исподнее спрятать под ник,
Завуалировать вольным сюжетом
Грешник небрежный - природный магнит,
Божия искра в подлунном магнето.

Вот с этих бубликов званный обед,
Хавали, знаем и хуже причуды,
Это не порно - в защиту себе
Множество дыр я набрал от кольчуги.


* * *

Перекрестками в точках зеленки
По ночам расступается город.
Эхзалетные, точно селедки,
Под капотом.
Да, что нам спешить.
Я застал умиранье ремесел,
И тебе мои перлы - по горло.
Разберемся - не подеремся.
Скажи: shit!
То, что кажется передрягами -
Просто опыта передоз.
Третий Рим, посмотри, ветрянку
До сих пор еще не перенес.


* * *

Здесь торчать могу часами.
Правда, завуч не грозит мне -
Как с уроков исчезаю
В крупных книжных магазинах.
Склады судеб - стеллажами.
Я поглаживаю книги.
Речь - от лажи до кинжальной.
Полный спектр чужой интриги.
Сел фазан под ярким кленом -
На обложках игры цвета,

Словно радужная пленка
На недвижных водах Леты.


* * *

Предо мною Ахерон,
я хренею - на хер он.
Я - не я, мой прах - не прах
На обоих берегах.
Хочешь Сын, а хочешь дзен -
"быть - не быть" - не стоит сцен.
На каком я берегу?
Спросишь Бога - ни гу-гу
Что же больше смерть, страшней,
Резче? - Речь не обо мне.


* * *

Убирается гонор нолями с купюр,
И опять остаюсь при своем номинале,
Где смиряли сорочкой меня от кутюр,
Где в рублевую массу меня окунали.

Где на старых квартирах запасы крупы
Укрупненной моделью сродни генофонду.
Где я крохотный шанс как крупье раскрутил
Над воронкой, и дальше кручу всепогодно.

Где в мою Ойкумену попал Оймякон,
Где спокойно посплю, убаюкан Байкалом,
А развязку в Москве, как по ткани мелком
Расчертили по школьным морозным лекалам.

Что касается смерти, то я - налегке,
Я уже замечал, как теряется тело
В благодатной среде, как в безвестной реке,
В перекрестном огне алтаря и приделов.


Саше два стихотворения.

1991

Потопчемся около входа,
Пока подвезут молоко.
Ты видела, сколько народа,
Нельзя уходить далеко.

Весь мякиш - синицам, и снова -
По кругу степенно гулять.
Где крабами листьев кленовых
Кишит под ногами земля.

В шуршащем разгуле мышином
Под дутым твоим сапогом
Неслышно бухтенья машины,
Бутылочных дел за углом.

Не знаешь, как в жвачке бессрочной
Наш двор оказался двойным,
Как мой расшатался молочным,
А твой поднажал коренным.
2001
Что ни дела - многоточий
Острые всюду края -
Это саднит, кровоточит,
Режется правда твоя.

Славен ли чистой монетой
Книжный на полочках строй,
На корешках Кастанеды
Тоже не сладок настой.

К освобождению старый
Путь - со струны на струну,
Но за порожек гитары,
В мир - посложнее шагнуть.

Быть не фигуркой не в тире -
Пофигу пряник ли, кнут,
И не у нас на турнире
Рыцарей шприцы сверкнут.

В граффити или в иконе
Режется - что ни дела.
Странно, и что ни затронешь,
Ты-то уже поняла.



* * *

Ты знаешь, мне скоро шестнадцать,
И школа опять надоест,
И снова готовый подраться
Входить буду в каждый подъезд.
А мой прагматизм неокрепший,
Еще не набив колеи,
Серьезностью будет окрещен
Среди педагогов моих.
Все женское будет готово
Выкручивать каждый мой нерв,
И будет, скорей бы, так ново
С тобой подниматься наверх.
И снова разбитой бутылкой
Пахнёт на втором этаже.
Мне будет шестнадцать, как было,
Как раньше бывало уже.