1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Маргарита Светлова


Осторожно, окрашено


версия для печати
комментарии

Про апельсины

В Вас нет ни сплина, ни тумана,
Ни скуки северных широт,
И Вы похожи, как ни странно,
На свой любимый южный плод.

И до сих пор в моей гостиной,
Бочками рыжими дразнясь,
Играют в прятки апельсины,
Из Ваших выпавшие глаз.



Мокрый стих

Пей, моя милая: это всего лишь вино.
Видишь, как лампочка тонет в горячем бокале --
Медленно, тихо, прощаясь с тобой без печали.
Будь как она. Погружайся спокойно на дно.

Плачь, моя гордая: это всего лишь вода.
Слезы бегут ручейками, стекают в каналы,
Крутятся в реках, шумя, омывают причалы
И в океанах теряют себя без следа.

Спи, моя бедная: это всего лишь рассвет.
Утро маячит над крышами и площадями,
Их увлажняя росой, и вином, и дождями
И поливая слезами
всех пропитых лет.


Про шмелей

За окном -- пейзажик дымный.
Ветер, ветер из щелей...
Если можешь, привези мне
Двух коричневых шмелей.

Двух мохнатых, теплых, милых
(Мне они -- почти родня),
Ты ведь тоже истомил их,
Им ведь скучно без меня.

А в обмен проси что хочешь...
Хочешь бабочек моих?
Скрасят северные ночи
Взмахи крыльев голубых.

Близко, близко холод зимний!
Чтобы стало чуть теплей,
Привези мне, привези мне
Двух коричневых шмелей...



Про слона

Очень громко вокруг, очень тихо внутри.
Возвращаюсь домой. У двери

Застываю, прижавшись к обивке. Она
Вся в морщинах, как кожа слона.

Закрываю глаза. На слоновьей спине
Я могла бы прижиться вполне...

Ключ. Замок. Затихает бубенчиков звон.
Здравствуй, жизнь. До свидания, слон.


Мидия

В обнаженно-покорном виде я
Замираю на блюде белом.
Я -- раскрытая Вами мидия
С беззащитно блестящим телом.

Режьте, ешьте, лимоном брызгайте,
Заливайте вином -- неважно!
Я доверчива, бескорыстна и
До последней прожилки -- Ваша.

Шелест отмели тихой вспомнился,
Где росла я, подобно многим.
Звали в море селедки томные
И галантные осьминоги...

Но с улыбкой им вслед глядела я:
Их банальные ждали судьбы,
А меня -- озаренье белое
И манящие Ваши зубы.


А мне

А мне -- узоры осенней лжи
Чертить на сером окошке,
Вползать улиткой в чужую жизнь,
Цедить надежду по ложке,

И каждый якорь крошить в куски,
И каждый день просыпаться,
Набухший за ночь комок тоски
Сгоняя в кончики пальцев.


Осторожно, окрашено

Осторожно, окрашено. Льются перила,
На ступени стекают, густеют и вязнут
В побледневших, закрашенных, стершихся фразах.
Говорила
Слишком мало, все больше глазами, иначе
Можно было бы ждать, что слова под мазками
Задрожат, затоскуют, собьются комками
И заплачут.
Осторожно, меняется цвет. На зеленом
Я могла разглядеть при желании тени,
Повторявшие двух силуэтов сплетенье
Отдаленно.
Но за новой, сверкающей, палевой кожей,
Так некстати покрывшей зеленые стены,
Отступают все дальше притихшие тени...
Осторожно.


Ах, город, до свидания...

Ах, город, до свидания!
-- кричу, но с высоты
Мой голос льется дождиком
холодным и невнятным.
За ватной прядью облака
знакомые черты
Распались на отдельные
проталины и пятна.

Ах, город, мне б расплакаться
тихонько, горячо,
Но это мне сегодня
не положено по роли...
А подо мной сужается
огромный твой зрачок,
Бездомную соринку
отпускающий на волю.