1
 Рукомос - Новая Буржуазная Поэзия Международная литературная Волошинская премия

 

Разделы сайта


  На главную
  Манифест
  Люди
  Площадки
  Тексты
  Выступления
  Книги
  Заседания
  Статьи
  Отчеты
  IMHO
  Общага
  Форум
  Контакты

Для зарегистрированных членов ЛИТО

  Имя:

Пароль:


Литафиша.Ру



Rambler's
Top100 Rambler's Top100



Ирина Чечина


 Ирина Чечина
     
     
    Оставить сообщение

    Тексты




    (вступительная подборка)
    комментарии


    (текст подборки)



    * * *

    Ночь.
    Родина.
    Ноябрь.
    Девяносто
    Сегодня мне исполнилось за ланчем.
    И мойры обо мне уже судачат…
    Мой мир не мал. Он просто мало значил
    Для пилигрима, в ком от сердца остов
    Болит. Но не признается. Железный.
    И у любви есть срок полураспада.
    Дышать бы на тебя, а не на ладан.
    Теперь я знаю, что зовётся адом.
    Не страшно. Холодно и скучно. Бездна…
    А в зеркале чужая оболочка,
    Улыбками изношенная кожа.
    Не надо влаги. Плакать будем позже.
    Cмотря оттуда, ваши сны корёжа…
    Плесните, ангелы. Тут тоже скучно.
    Очень.

    * * *

    Всё исполнится, всё, что захочешь.
    Дедморозовых хватит щедрот
    На мужчин и на женщин, и прочих,
    Именуемых словом народ.
    И апрелем затянутся раны
    На аорте от колотых льдин.
    Лишь про то, как по алому алым,
    Кто-то в сердце твоём наследил
    Не забудешь.
    Терпи и надейся.
    Флибустьером лихачит судьба.
    Впереди наши главные рейсы.
    И с "Титаника" прямо на бал
    Мы успеем. И в ритме фламенко
    Растревожим отпущенность дней.
    А о смерти, конечно, memento,
    Но о жизни memento cильней!
    Где "прощай" выплавляется в "здравствуй".
    Наш финал - это чей-то пролог.
    И какой-нибудь юзер нимбастый
    Зафрендит, ухватив за крыло.
    И отбудешь вселенским вокзалом.
    Мудр и чист. Но, увы, невесом.
    И поймёшь, что по алому алым
    На губах был гранатовый сок …

    * * *

    Всё громче осень, глуше тайный звон.
    Не за горами возраст для распятий.
    Так хочется поверить в горизонт
    И расчесать седым вершинам пряди.

    Пересадить субстанцию в груди
    В какое-нибудь взбалмошное тело.
    Не думать. Не страдать. Не уходить.
    Менять года на рифм порожних перлы.

    И быт переплавляя в бытиё,
    Осесть в избушке в зарослях мещерских.
    Забыть слова: "надежда" и "вдвоём"
    И белок гладить ласково по шёрстке.

    Крещенья ждать и откровений будд
    Зимой у печки. Сочинять сонеты…
    Есть жизнь и в глубине сибирских руд,
    А в чьих-то палестинах - всюду лето.

    Пампасы - не у нас, у нас - зима
    Cтучится в бронхи кашлем и удушьем.
    Пронзительней читается Ремарк.
    Родней и ближе в зиму станет Пушкин.

    И несмотря на хмари, вдруг уют
    В уставшее сознанье просочится.
    Там по стихам любимых узнают.
    В тех дебрях в лики вырастают лица.

    И снова окунуться в благодать
    В утробе нерастраченных пейзажей.
    Пусть кто-то и не вспомнит никогда…
    Я помню всё.
    Дальнейшее - неважно…

    И будет день для встречи всех предтеч.
    Под образами в белых свежих рюшах…
    До следующей жизни в пашню лечь
    И слушать Вечность.
    Слушать,
    Слушать,
    Слушать…

    * * *

    Мы из разных с тобой аллегорий
    И в терновниках разных поём.
    Кто-то свыше опять объегорил
    Непутёвое Дао моё.
    Кто-то свыше, надменный, как Яхве,
    И суровый, как тысяча шив.
    Ах, мой сир! Жухлой зеленью пахнут
    Запоздалые лавры души.
    Милый сир, сарацины всё те же.
    В наши вены стучится их гул.
    Если вдруг тебя выберет нежить,
    Я ведь тоже дышать не смогу…

    Мир стоит на отмоленном праве
    Всех изольд, пенелоп, дездемон…
    Так же искренне свежие главы
    Пишут бабоньки новых времён.

    * * *

    Мы уходим в осень по-пижонски,
    В стороне от человечьих стай.
    И талмуд судеб в обложке жёсткой,
    Каждый в меру сил перелистал.
    Вы в моём на сто седьмой странице,
    Краток и невнятен сей сюжет.
    Только отчего же лик сквозь лица
    Всюду проступает?
    Этот жест
    Мне каким хранителем подарен?
    Срок придёт, и я смогу, шутя
    Тело сдать, как прожитую тару,
    Радость нищих духом обретя.

    Холст тридцать семь на тридцать семь.
    Такого же размера рамка.
    Мы умираем не от рака
    И не от старости совсем.
    ………………Леонид Губанов

    Мы отчего-то сходим в осень,
    Как в Понт мистических начал.
    Не оттого ль, что кто-то в восемь
    Не позвонил, как обещал.
    Царапаем прошеньем уши,
    Несуществующим богам.
    Локальные пожары тушим
    Всё так же: водка, да "Агдам".
    И целясь близоруко, мимо,
    Палит Амур. Но крепок тыл.
    В слепой надежде на взаимность,
    Мы рвем аорты на бинты.
    Любимых пантеон редеет.
    Как много в этом мире стен.
    Стучась в иных сердец пределы,
    Сдираем веру до костей.
    Всё чаще повторяем: "Верьте…",
    Заслышав стиксов водоём.
    Мы умираем не от смерти,
    А от предчувствия её.
    "Погиб поэт…" Не надо плакать!
    Врачам поставлено на вид.
    Мы умираем не от рака,
    А от обширной нелюбви.

    * * *

    Но лета не будет в моей Ойкумене.
    Оно заблудилось в иных междуречьях.
    Вливает кому-то в аорту фламенко,
    Безумствами солнца все инеи лечит.

    И моря не будет. Тонули буруны
    В глазах, обречённых ни в ком отразиться.
    Так верилось в сказки Рашид-аль-Гаруна.
    Что? Путаю имя? Старею…
    Позиций

    Сдавать не пристало глупцам и героям.
    А я в стороне просто солью побуду.
    Легко с арбалетом, а если перо им,
    Да в руку…
    Мой ангел, надеясь на чудо,

    Ждёт, вырастут крылья. Усталый хранитель,
    Зачем тебе крылья, ведь неба не будет…
    Исход добровольный… Не станем бранить их.
    Душ чёрные дыры Валгалла залудит.

    Ни лета, ни моря, ни неба… Потерю
    Мне вынести эту, казалось возможным.
    Лишь были б глаза, цвета выжженных прерий.
    Но даже они не зовут, не тревожат…

    * * *

    Все кончено. Я ныне Заратустра
    Сама себе и даже Лао-Цзы.
    Клавир закрыт, но пальцы ждут до хруста
    Прикосновений…Щелочи слезы
    Не избежать, как не избегнуть "если б",
    Подлейшее из всех подлунных слов.
    И всё-таки когда-нибудь воскресну,
    Но пусть не я, а мой упрямый слог
    .Вернётся из скучающих галактик,
    Пересечёт круги небытия,
    Чтоб растопить торосы Ваших арктик,
    Ведь кроме Вас мне нечего терять…
    Но нет нужды в просроченных болидах
    Стал порох духа - просто порошок...
    А всё же жаль, что больше не болит там,
    Где было сердце. Было и прошло…

    * * *

    Я вернулась к себе из каких то дремучих печалей,
    Из тягучей тоски, что таскала свой корм у души,
    От унылых емелей, лежащих за всеми печами
    В той стране лиллипутов, где короток каждый аршин.
    Снизошла после дрейфа по лжи и вселенскому сплину,
    По прозрачным глазам, по сердцам, не тонувшим в страстях.
    Всё искала лицо, находила хондрозные спины,
    Где распят был романтик на "икс" и на "игрек" осях.
    Опустилась с небес (цвет и запах их равен полыни),
    Из земли поднялась (той же скукой затянут весь ад),
    И хватала твой образ, как жадно хватает за вымя
    Тот телёнок молочный, что завтра пойдёт в сервелат.
    Наряжала свой морок в декабрь и осеннюю охру,
    У лихих живодёров сменяла на суку любовь,
    Откормила тотем, но дворняга без ласки иссохла.
    Что ж, готовь сани летом, а сердце зимою готовь.
    Ведь отвьюжит когда-нибудь. Знаю, что точно отвьюжит,
    И шагренево скуксится всё гримирующий снег…
    Я вернулась к себе от того, кто был бешено нужен.
    Отряхну память сердца и выйду навстречу весне.

    * * *

    Не зарекаются любя…
    Что ж зарекаться, если свыше
    Для нас контенты кто-то пишет
    От радости до сентября.

    Несовпаденье наших душ
    Во времени и параллелях...
    Всё те же "Темные аллеи",
    И неба плачущего душ.

    Но нет мерил средь мириад,
    И по спирали тот же траверс.
    Господь устал от наших каверз
    И помолился невпопад…

    * * *

    Не так жизнь страшна,
    ………………………...как полотна Босха.
    Иероним,
    ………… оптимизма хлебните!
    Умеют и шлюхи любить,
    ………………………….. вон - Тоска.
    И тают металлы,
    ………………….к примеру, - литий.
    Детка! Не надо
    ……………… так лихо по венам.
    Сепсис не красит:
    …………………….орудие ржаво.
    Страдай и люби,
    ………………….скончайся в Равенне,
    А хочешь в Москве
    …………………….времён Окуджавы.
    Коль парки потрафят,
    ……………………….. станешь великим,
    Державы ты будешь
    …………………..в пыли валять и
    В нагрузку -
    ……………яды,
    …………………доносы,
    ………………………….интриги,
    Гарем нелюбимых,
    …………………….смерть не в кровати.
    Примеришь
    ……………эпохи,
    ……………………библии,
    …………………………….мекки.
    Сансара наскучит:
    ……………………одно и то же.
    В краю, где пути
    ………………….. из варяг да в греки,
    Там даже Будду
    …………………. ирония гложет.
    Всё же останься…
    …………………….Надежду приручим
    Родится вновь Пушкин,
    ……………………….. станет он бардом.
    На сцену, дружок!
    ……………………Из ложи вид скучен…
    На каждого Босха -
    ………………………свой Леонардо.

    НЕ ЛЮБИТЕ ПОЭТЕСС, МУЖЧИНЫ

    Мужи младые и не очень,
    Опасен стал амурный бес,
    Страшней Вальпургиевой ночи
    Толпа российских поэтесс.
    Их одержимые натуры
    Алкают страсти каждый час.
    Чего с них взять: все бабы - дуры.
    И эти дуры - среди нас!
    Они ушиблены октавой
    (Эх, не спасти, увы, девчат).
    Добро бы ради денег, славы,
    Так нет, ведь для души строчат!
    Неудержимей диареи
    Их страсть всё применять к стишу.
    Вот, кстати, рифма к слову "геи"
    (Чтоб не забылось, запишу).
    Лишь на бумаге сексапильны,
    Когда ж вас плющит страсти спазм,
    Она над ямбом чахнет сильно,
    Ища эпитеты к "оргазм".
    Что этой жертве Серафима
    Любовной неги вашей раж?!
    Она всегда стихом томима
    И даже в позе "а ля важ".
    К тому ж ветвистыми рогами
    Украсить может ваш союз.
    Вы: "Кто здесь был?! Клянусь богами…"
    - Так, муза. А точнее муз.
    У ней стихов уже, как грязи,
    Готова ими задолбать!
    Корпит над "клавою" в экстазе,
    А вы не кормлены опять.
    И ей, опухшей от хореев,
    Чихать на дел домашних гнёт.
    Упс! Снова рифма к слову "геи".
    (Ишь, вдохновение прям прёт)…
    Прости мне равнодушье, слоник.
    Вон - сколько женщин! Не тужи…
    Вся жизнь - игра, точнее томик
    Стихов, написанный за жизнь.

    ЧЕРЕДА РЕИНКАРНАЦИЙ

    Земля блаженно отдалась
    Игриво-влажному титану.
    Был странен плод. Она рвалась
    Дать жизнь. Инстинкт. Ах, дамы, дамы!
    Плод вызрел…
    В заревах иных,
    В агониях реинкарнаций,
    Мне нож бессмертия под дых
    Вживили чёрные паяцы.
    Брёл долго, шляясь средь эпох,
    Сначала камнем, позже хлебом.
    Телами искушая блох,
    Гордыней искушая небо.
    Так был я всем: огнём страстей,
    И стоном, негой и лавиной,
    Женой и мужем всех мастей,
    Надеждой и вселенским сплином.
    Несметно тризн пройдя, опять111
    Стремился к стиксовым долинам,
    Но был бессмертием распят
    И закрывал глаза любимым.
    Кровил душой и кожей мяк,
    Не вынырнуть из жизней спуда…
    И тот несчастный тоже я,
    С библейским именем Иуда.

    БАЛЬЗАКОВСКИЙ ВОЗРАСТ

    Подушка мокрая: во сне
    Я всё ещё пускаю слюни.
    Мои сбежавшие июни,
    Зачем, зачем вы снитесь мне?
    Пришла пора (хна в помощь нам)
    Свои закрашивать седины,
    Учиться жить степенно, длинно,
    Глотать тоску по вечерам.
    И акынически стареть,
    И благосклонно улыбаться,
    Забыть про пыл и лихость наций,
    Меня возделавших гореть.
    На юных мальчиков смотреть
    Уже почти по-матерински
    И в душу пропускать по списку,
    И целлюлитно вширь добреть.
    Пришла пора бросать блажить,
    Но не последую заветам…
    Успеть бы сделаться Поэтом
    ДоВерить, доЛюбить, доЖить!

    ПИСЬМА К НЕРИМСКОЙ ПОДРУГЕ

    Здравствуй, Лена! Видеть тебя чаю…
    Море, ширь и буйство кипарисов.
    Здесь я с удовольствием дичаю…
    Ты рассталась со своим парисом?
    Помнишь Мишку? Знаю вашу тайну:
    Первая любовь на первом курсе.
    Пал в Чечне…Узнала лишь случайно.
    К матери его зайти боюсь я…
    Бывший шеф твой, в телеке всех матом...
    Яркий тип морального урода.
    Начал лихо, кончил депутатом.
    Лен, ты слышишь, он - слуга народа!
    Как в столице, всё косим под Запад?
    Что ж, пусть скиф в нас поскучает…
    Снится мне степей уральских запах…
    Мир растёт, а человек мельчает.
    Жду тебя, возьми с собою Петю,
    Тут мальчишке будет просто счастье.
    Ты же знаешь: любят меня дети,
    А не любят дуры, да начальство.
    Трубку наведу ему на звёзды,
    Кажется, там нынче Льва эпоха…
    Тут цветы, покос, духмяный воздух…
    Мир задуман все-таки неплохо.
    Солнце караулю на закате
    Сквозь утёсов влажную промежность.
    Сам Господь за это шоу платит…
    "Всё проходит…" Это не про нежность.

    Как твой бизнес? Ты ли не осилишь.
    Жизнь у нас светлеет, даже странно.
    Наступает время жить в России,
    Ведь не вечны хмари да туманы.
    Многие назад, забыв апломбы…
    Не вернётся только милый физик
    Занят делом - сочиняет бомбу,
    Сторонясь лирических коллизий…
    Вот такие жизнь нам ставит вехи…
    Стоит из-за этого бодаться?!
    Им достало храбрости уехать,
    Нам хватило мужества остаться…

    Знаешь, Солнце, огорчу немного,
    Но со мной не то… уже полгода.
    Не реви! У Стикса ждёт пирога…
    А пока смотрю на пароходы.
    Как диагноз? С нашей медициной
    Вскрытье что-нибудь всегда покажет.
    Легкость бытия неизлечима…
    Что там интересно за пейзажи?
    Ты езжай (машину не разбила?)
    Передай письмо…Не будь с ним хмурой.
    Веришь, я ведь так и не забыла,
    Жаль прощать не научилась…Дура!
    Счастье, есть не следствие, - причина.
    В чём оно, я так и не узнала.
    Только, верь мне, точно не в мужчинах,
    Не в объёмах нала и безнала…
    Дольше жизни - жизни не продлиться…
    Центр вселенной - дом на косогоре…
    Жить, конечно, веселей в столице.
    Умирать пожалуй, что у моря.

    МОСКВА-ПАРИЖ-БЕРЛИН

    Москва.
    Электричка в Крутое.
    Мат, пиво, ругань, грязь и пот…
    Прости мне, Господи! Порою
    Я ненавижу свой народ.
    Париж.
    Версаль. Клошары. Запах.
    Очарованье пустоты…
    Володя б Маяковский запил,
    Когда б сбылись его мечты.
    Голландия.
    Тюльпанов дамбы.
    Сыры. Канабис. Мельниц рой.
    Как всё безумно амстердамно.
    Весёлый город, но не мой.
    Берлин.
    Стерильностью струится.
    Виденье, Сказка! Не покинь!
    И люди с гётевскими лицами…
    Но тут сработало: "Хатынь"…

    Русь…От души не отскрести.
    Спешу к твоим крестам и свинству.
    Отчизна, здравствуй и прости!
    Кладу багаж. Иду за "Клинским.